Поиск





Понедельник, 18.02.2019, 19:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Всё что нас окружает имеет свою загадку...
Главная | Регистрация | Вход


Главная » Общие знания географии

Перелетные птицы

Не успеет отойти летнее тепло в наших краях, как перелетные пернатые начинают отбывать на зимовку, туда, где больше солнца и длиннее день. Сначала улетает кукушка. За ней — стрижи и ласточки. В конце августа - знакомого верезжанья и щебета уже не услышишь. Эти быстролеты «пропадают» молча. Другие птицы, скворцы и грачи, задолго до отлета начинают ватажиться, собираясь в стаи. Они волнуются, галдят, и все, конечно, из-за молодняка.

С курлыканьем, свистом, гоготаньем проносится осенью птичья рать за синь-моря. Что гонит ее с милой стороны?

Этот вопрос интересовал людей с древнейших времен. Ответ прост: птицы в основном летят не от холода, а от зимней бескормицы. Потребность к кочевью давно стала у них инстинктом. Некоторые ученые полагают, что возникновению у птиц этой привычки, ставшей теперь врожденной, содействовали когда-то натиски и отступления ледника. Как бы то ни было, а крылатые путешественники каждый год без виз покидают родные гнездовья.

С помощью кольцевания стало известно, что наши зяблики, трясогузки, дрозды, скворцы, зорянки, славки зимуют во Франции, Испании, Португалии и Италии; журавли, утки и куликина берегах Нила; соловьи, иволги, удоды и мухоловки отлетают в африканские саванны.

Очевидно, птицам необходим особый календарь, который бы подсказывал время прилета на гнездовье и отлета на зимовку. Такой календарь есть у пернатых. Ученые называют его биологическими часами. Слово «часы», разумеется, здесь употреблено в переносном смысле. В действительности же эти часы есть не что иное, как чередование физиологических ритмов, соответствующих периоду дня и ночи, а также продолжительности времен года. Внутренние «часы» птиц работают на основе биохимических процессов, происходящих в клетках.

Птицы, которые улетают первыми и зимуют в самых отдаленных концах земли, нередко за 5—6 тыс. км от родных гнездовий, весной прилетают позднее других. Так, камышевка прибывает к нам в конце мая, с последним «эшелоном» пернатых странников, улетает же она почти вровень с кукушками, стрижами и иволгами, зимующими в Центральной и Южной Африке. Замечено также, что, чем севернее гнездится птица, тем южнее она улетает на зимовку.

У каждого вида птиц первыми отбывают одинокие (то ли не сумели обзавестись приплодом из-за потери яиц, то ли птенцы погибли). С ними трогается в путь подросшая молодежь. Через неделю вслед отправятся самцы, а немного спустя и самки, на попечение которых оставались слабые и больные птенцы.

Осенний отлет птиц проходит не спеша, растягиваясь зачастую на месяц, а то и два. Отлету предшествует кочевка, когда стаи пробно совершают недальние перелеты. Когда настает время отбытия, пернатые снимаются с холодеющих мест и берут курс к пролетным путям. Поэтому-то некоторые птицы не сразу отправляются в сторону юга, иногда им лучше двинуться на север. Столбовые трассы обычно пролегают над краями материков и вдоль морских побережий. Реки, горы, долины, лесные массивы также служат хорошими ориентирами в полете. На пролетных путях скапливается огромное количество стай.

Когда птицы достигнут столбовой дороги отлета, стаи не рассыпаются, а скорее несколько перестраиваются. Ведь в длительном пути стаи летят одна за другой на расстоянии примерно 50—60 км. На высоте, да еще при птичьем зрении, это расстояние позволяет стае видеть впереди летящих попутчиков. Нередко такая живая цепочка растягивается на сотни километров, и вполне естественно, что сообща птицы великолепно «чувствуют» континентальный ландшафт.

Обыкновенно птицы летят с умеренной скоростью: скворцыкилометров 70 в час, уткиоколо 90, а гусивсего 35—40 км. Одни стрижи развивают скорость 110 км в час. Птицы в основном не поднимаются выше 400 м, а мелкие странники так и совсем летят ниже 100 м. Над горами высота полета увеличивается, над морем она падает — птицы летят над самой водой. Днем птицы летят ниже, чем ночью.

Очень сложен вопрос о механизме ориентации пернатых. Навигационные способности птиц основываются не только на чувстве времени, нужен еще и своеобразный компас. Таким компасом для многих из них служит солнце. Солнечный азимут помогает птицам выбирать трассы перелета.

Но как быть с теми пернатыми, которые передвигаются ночью, когда солнца не видно? Интересный опыт провели немецкие орнитологи с малиновками.

Известно, что малиновки отлетают одиночно и только ночью, причем даже птенцы безошибочно выбирают нужное направление полета и не сбиваются с пути. В чем тут дело?

Загадку о навигационных ориентирах малиновок удалось разрешить с помощью планетария. Птиц посадили в особую клетку, включили осенний небосвод над Бременом. Малиновки, не раздумывая, взяли курс в сторону Турции, через которую они попадают к месту своих зимних квартир. Но сколь велико было замешательство птиц, когда операторы показали малиновкам весенний небосвод. Внутренний календарь подсказывал пернатым, что лететь нужно на юго-восток, а звезды звали на северо-запад. Календарь и ориентиры оказались в разладе. Птицы беспорядочно закружились, потеряв всякий курс.

Затем ученые, восстановив осеннее небо, стали тушить и зажигать созвездия. Важно было знать, как в таких условиях поведут себя птицы. На исчезновение одних созвездий птицы не реагировали никак, исчезновение других явно их беспокоило. Так и выяснилось, что маяком в пути малиновки избирают созвездия, причем предпочтение отдают звездному треугольнику: Вега, Денеб и Альтаир. Звездная карта для многих крылатых штурманов вроде путеводителя.

К слову, звездную карту наши крылатые друзья видят и днем. Зрительная память и чувство направления наследственно закреплены у птиц, поэтому подросшие птенцы сразу же прилаживаются к самостоятельным странствиям. Молодые скворцы, например, одни великолепно находят дорогу к местам зимовки. А кукушата, так те и вовсе поодиночке путешествуют. Выводятся не как другие птицы и летят по-своему.

Преимущества стайного перелета очевидны — увеличивается обзор местности. А вот почему форма стаи у разных птиц не схожа? Журавли летят клином, по-народному — «ключом», цапли — поперечным рядом, нырки — пологими дугами, а утки — цугом, друг дружке в затылок. Некоторые думают, что клин наиболее удобный способ передвижения: вожак, как самый сильный, первым раздвигает воздух, пособляя другим преодолевать сопротивление. В этом легко разубедиться, стоит только посмотреть на журавлей в осеннем небе. Птицы летят совсем не рядом, а на расстоянии 4—5 м. «Клин» всего-навсего воображаемая линия, которой мы с земли соединяем отдельно летящих птиц.

Форма стаи помогает птицам лететь равномерно: сильным не обгонять, слабым не отбиваться. Вожак, задавая темп полета, рассчитывает на средних летунов. Это позволяет, правда не без усилий, не отставать и слабым птицам. Строй, каким бы он ни был своеобразным, помогает всем членам стаи держаться единого ритма полета.

Среди близких нам пернатых странников есть птицы, добирающиеся пешком до мест переселения. Это коростели-дергачи и перепела. По наблюдениям натуралистов, перепел большей частью пешком покрывает расстояние до Черного моря и, не очень умело перелетев через водную преграду, бежит затем к мысу Доброй Надежды. В отличие от превосходных летунов крылья у коростелей и перепелов не так длинны и остроконечны, да и перья у них менее плотно прилегают к телу. Зато не подводят ноги.

В первые две декады сентября от нас улетают камышевки, серые мухоловки, городские и деревенские ласточки. В последнюю десятидневку отлетают горихвостки, пеночки-веснички, трясогузки и журавли. Им предстоит трудный и долгий путь в дальние страны, откуда они вернутся в родные края только весной.

Категория: Общие знания географии | Добавил: braveahiles (12.08.2012)
Просмотров: 6519 | | Рейтинг: 5.0/1
Интересный материал? Поделитесь с друзьями:
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright Science Corp © 2019