Поиск





Среда, 22.05.2019, 09:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Всё что нас окружает имеет свою загадку...
Главная | Регистрация | Вход


Главная » Общие знания географии

Большой Донбасс

Как бы часто человек ни приезжал в Донбасс, ему всегда откроется что-то необычное, его взволнуют новые ощущения, незнакомые и неожиданные картины. В этом нет ничего удивительного. На нашей планете по пальцам можно перечесть места, где бы природа столь щедро собрала свои богатства. Недаром великий Менделеев, исходивший вдоль и поперек донецкую землю, представлял ее в образе великана, который только начинает расправлять свои могучие плечи и скоро «покажет себя с новой стороны, с которой мало кто ее знает».

Вначале открываются знакомые картины: пирамидальные терриконы, озаренные огненными всполохами заводские трубы, россыпь городов и поселков. Впрочем, если держать путь от Харькова, то не миновать и традиционных лесных ворот, за которыми начинаются живописные славянские окрестности. Но с какой бы стороны человек ни ехал, он обязательно приметит новые черты в жизни края. Правда, в центре внимания все же будет уголь — поэтический камень солнца, этот поистине бесценный дар природы.

Лет 20 назад, когда бассейн возрождался из пепла и послевоенных руин, в научных и хозяйственных кругах страны стала горячо обсуждаться проблема Донбасса. Оснований к тому было вполне достаточно. Почти 100 лет его недра отдавали людям свое богатство. Около 3 млрд. т первосортного коксующегося угля было добыто в его глубинах. Геологи вдоль и поперек исходили бассейн, и наиболее осторожные из них печально заключали: Донбассу жить осталось недолго, его запасы истощаются. Многие работники промышленности и ученые не верили в целесообразность расширения поисков угля, скептически относились к идее академика А. П. Карпинского, что Донбасс лишь часть огромного угленосного массива. Они ратовали за консервацию бассейна, приводили в защиту своей позиции цифры о сказочно богатых Канско-Ачинских залежах угля толщиной 30—35 м, добыча которого обходилась в несколько раз дешевле донецкого. Но поставить крест на прославленной «кочегарке» страны, на земле горняков, химиков, энергетиков, строителей не так-то легко.

Геологи снова пошли на штурм донецких тайн. История этих поисков достойна целой книги — так много было ярких эпизодов, интересных находок и открытий. Достаточно сказать, что за считанные годы геологам удалось увеличить угленосную территорию Донбасса с 23 до 300 тыс. кв. км, т. е. до площади Великобритании или Италии. Поисковики проследили выходы угленосных отложений до Каспийского моря и Поволжья на востоке, до Сальских степей на юге, Курской магнитной аномалии на севере и до Днепра на западе. Эти новые крылья Большого Донбасса оказались на редкость богатыми, и не только углем. Щедрая природа одарила их ртутью, сиенитами, нефелинами, охрой, цирконием, а также свинцом, медью, флюсовыми известняками, соединениями хлора, солями. Однако самым ценным богатством все же снова оказался уголь. Его запасы определялись в 360 млрд. т. Чтобы представить себе эту цифру, достаточно вспомнить: за 100 лет в Донбассе было добыто всего около 3 млрд. т угля.

Вот, оказывается, почему здесь всюду мы видим свидетельство стремительного экономического роста.

Некогда самостоятельные города срослись, появились города-двойники (Чистяково-Снежное) и города-тройники (Донецк-Макеевка-Харцызск) и др. Приезжего поражают новые линии электропередач, водохранилища; он замечает наивысшую в Украйне плотность населения; наверное, залюбуется отличными шоссейными дорогами, по сторонам которых разливы золотой пшеницы. Меня восхищало все это. Но подспудно тревожила мысль: как при таком огромном промышленном росте будет сохранено взаимодействие природных факторов? Ведь Донбасс и при более скромных своих размерах и промышленных потребностях изнывал от жажды, недостатка зелени и от загрязнения воздуха. Не окажется ли он в еще более плачевном состоянии? Разговор об этом с местными деятелями всегда возникал во время моих поездок по Донбассу.

— Спору нет, — говорили они, — проблема эта нуждается в комплексном решении. — И тут же приводили интересные проекты.

Вода... В Донбассе она неотступно напоминает о себе то своей чрезвычайной жесткостью, то высохшими реками, то засоленными почвами, то серными источниками из шахт. Общая сумма водного дефицита в Донбассе огромна. По осторожным подсчетам гидрологов, если не будут приняты кардинальные меры, то в ближайшие два-три года бытовая и народнохозяйственная потребность в воде здесь будет удовлетворяться лишь на 50%.

Еще недавно решение проблемы водоснабжения бассейна связывали с донецкими реками. Сравнительно равномерно расположенные на территории края, они раньше удовлетворяли нужды населения и промышленности. Но теперь летом, осенью и зимой они крайне маловодны. Некогда полноводные и чистые реки Торец, Кальмиус, Миус, Крынка, Лугань, Бахмутка, Каменка стали загрязняться сточными водами, что вовсе исключило их из водохозяйственного оборота.

Человек оказался повинен и в том, что ухудшилось соотношение подземных и поверхностных вод. Подземные выработки, протянувшиеся на тысячи километров, дренируют водоносные горизонты. С одной стороны, окрестности многих шахт осушаются, а с другой — откачиваемая, непригодная вода поступает на поверхность.

До Отечественной войны такие воды по Донбассу измерялись 130 млн. куб. м, а теперь эта цифра увеличилась более чем в 5 раз. Недавно проведенный 130-километровый канал Северский Донец—Донбасс уже не справляется с возложенными на него задачами. Существующие водохранилища также оказались недостаточными для удовлетворения нужд бассейна.

Но мы не намерены сгущать краски. Отрадных перемен, связанных с Большим Донбассом, уже немало. Это и генеральная схема размещения новых водохранилищ, и работы по регулированию рек, впадающих в бассейн Северского Донца, и обвалование их берегов, и, наконец, подготовка к сооружению 550-километрового канала Днепр—Донбасс. Мне довелось увидеть и сооружения для биохимической очистки сточных вод, сбрасываемых городами и заводами. Северодонецкий химический комбинат, например, обрабатывает до 86 тыс. куб. м воды в сутки, доводит степень ее чистоты до 98 %. В его прудах появились водоросли, нагуливается рыба.

Донецкая земля! Когда-то ты была диким полем. Ты начала свою новую жизнь, когда первооткрыватель донецкого угля Григорий Капустин в Лисьей Балке, где-то под нынешним Лисичанском, поставил первый шалаш. С тех пор стала отходить на задний план твоя удивительно красивая природа, ее очаровательные уголки, сохранившие и поныне названия Прелестное, Привольное, Отрадовка, Райское Приволье. Не поблекла ли ты от угля, от дымящихся терриконов и едких заводских газов? Я видел тучные поля, подступившие к самым шахтам, желтеющие колосья, любовался серебристо-зеленым ковылем Хомутовской степи.

Природа стойко сопротивлялась наступлению человека. Но бой был неравный, и ей в чем-то пришлось уступить. Человек оставил огромные отвалы выбранной из глубин пустой породы, овраги на месте осевших пластов. В Донбассе около тысячи породных отвалов, добрая половина которых горит, выделяя вредные газы. Каждый террикон высотой 80—90 м занимает в среднем 7—8 га. Ежегодно шахты Донбасса выдают на поверхность до 50 млн. т пустой породы. Неужели эти огромные фабрики пыли и сернистых газов будут возникать и на новых землях Большого Донбасса?

Нет, хозяйственники и ученые этого не допустят. Сейчас оживленно обсуждаются соответствующие проекты: например, как оставить в шахтах пустую породу. А Донецкий ботанический сад работает над способами закрепления существующих отвалов. Одним из них служит фитомелиорация. Мертвую породу терриконов заселяют микроорганизмами и растениями, которые создают плодородный покров. Первый зеленый холм уже живописно вписался в окрестный ландшафт. Становится возможным эффективное использование заброшенных шахт. Горняки, заканчивая отработку угля, передают шахтное хозяйство городским коммунальным учреждениям, которые налаживают под землей парниковое хозяйство. Ведь там всегда 12-15° тепла.

Большой Донбасс ждет и более широких лесоустроительных работ. Ведь всем ясно, что зеленые насаждения необходимы в плотно заселенных местах, воспринимаемых ныне как сплошной город. Разве не служат прекрасным примером опыты В. Графа, который в прошлом веке на пути к Азовскому морю вблизи станции Волноваха создал искусственный Велико-Анадольский лес, ставший удивительным уголком природы?

Большой Донбасс выдвигает немало и других животрепещущих проблем. Это и борьба с эрозией почв, с загрязнением воздуха, и прокладка удобных дорог, и создание заповедных зон отдыха, и осушение болот, и т. д.

Уезжал я из Донбасса с отрадным ощущением, что человек здесь установит разумные взаимоотношения с природой.

Категория: Общие знания географии | Добавил: braveahiles (08.08.2012)
Просмотров: 4217 | | Рейтинг: 0.0/0
Интересный материал? Поделитесь с друзьями:
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright Science Corp © 2019