Поиск





Понедельник, 20.11.2017, 14:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Всё что нас окружает имеет свою загадку...
Главная | Регистрация | Вход


Главная » Истории Вещей

Как гусиное перо начало говорить чернилом или древняя история письменности

«Уронила меня мать, подняли люди, срезали голову, вынули сердце, дали пить — и стал я говорить...» Вот так загадка! Ничего не поймешь! Как это — голову срезали, а он пьет и говорит? Все-таки что же это такое? Оказывается, речь идет о гуси­ном пере. Подняли его, наискосок срезали кончик, прочистили середину, обмакнули в чернила — и стало оно писать, то есть го­ворить, рассказывать.

Гусиное перо, а иногда воронье, павли­нье, лебединое применяли для письма, уже начиная с VII века. А вот перья кур, индю­шек, цесарок, голубей для этого не годи­лись, так что ни одна курица, индюк или голубь не могли бы похвалиться тем, что они помогли знаменитым писателям созда­вать книги. Только гуси! Ведь и Пушкин, и Лермонтов, и Гоголь писали свои бессмерт­ные произведения, обмакивая в бронзовые чернильницы-непроливашки гусиные пе­рья. От того, как обрезано и заточено перо, во многом зависело качество написанного. Наш великий поэт Пушкин никому не до­верял этого важного дела. Мало того, он, как и некоторые другие любители хороше­го пера, знал одну тайну. Гусиные перья, взятые из левого крыла, гораздо лучше, красивее выписывают буквы, потому что их изгиб удобнее для руки.

Хорошее перо считалось ценным подар­ком. Гёте, известный немецкий поэт, при­слал в подарок Пушкину прекрасно отто­ченное перо в богатом футляре. Оно и сейчас хранится в музее-квартире поэта в Санкт-Петербурге.

А писать гусиными перьями совсем не­просто. В неумелых руках каждая линия, выведенная справа налево или снизу вверх, любой овал заставляли перо брызгать мел­кими противными брызгами. При сильном нажиме оно «раскорячивалось» и довольно скоро списывалось. А скрип!.. Вот как Го­голь описывает одну петербургскую канце­лярию: «Шум перьев был больше похож на то, как несколько телег с хворостом проез­жали на четверть аршина иссохшими листь­ями...». Очень успокаивающая музыка!

И все-таки, несмотря на все свои недо­статки, гусиные перья успешно прослужи­ли пишущему человечеству целое тысяче­летие. Десять веков упругое гусиное перо скрипело по пергаменту рукописных книг. Сколько королевских указов подписано им!

Сколько таинственных сообщений, сколько формул вдохновенных алхимиков, рецеп­тов аптекарей написано им!

Говорят, владычество гусиных перьев окончилось таким образом. У одного челове­ка, которому приходилось много писать, был слуга. С жалостью смотрел он на своего хозяина, который то и дело менял перья. И тогда у слуги появилась идея: а что если сделать точно такое же перо, но только из прочного материала? Например, из стали? И слуга смастерил такое перо. Он очень ста­рался, но все же перо выглядело немного не­казистым, а главное, изобретатель не дога­дался сделать на кончике пера продольную прорезь. Перо очень брызгало чернилами и писало без нажима. Но вскоре догадались такую прорезь сделать, и тогдакетальное пе­ро совершенно вытеснило гусиное.

Казалось, что чернильницам ничего не грозит, и тогда еще мало кто предполагал, что они тоже уйдут в небытие. Мысль изоб­ретателей упорно работала над тем, как соединить в одно целое перо, ручку и чер­нильницу. В муках творчества, которые про­должались около ста лет, родилось наконец так называемое «стилографическое» перо. Оно работало так: в полую ручку заливали чернила. Ручка заканчивалась тонкой метал­лической трубочкой, в которую вставлялась проволочка. В результате образовывался уз­кий канал, через который просачивались, а не текли (что было очень важно!) чернила.

Изобретатели — люди удивительные. Порой их мысль взлетает так высоко, что достает прямо до потолка. Они придумали такое сооружение: под потолком висел ба­чок с чернилами, которые по резиновым трубочкам стекали вниз к металлическим стержням и краникам. Если повернуть краник и сжать пальцами стерженек, чер­нила течь не будут, если отпустить — потекут вниз. Такие «вечные перья» уста­навливали в конторах, банках, других присутственных местах. А дома? Кто же захочет держать у себя под потолком боч­ку с чернилами? Тогда один догадливый человек придумал вот что: он разрезал ме­таллический стержень на несколько час­тей, каждую заточил и вставил в палочку. Так появилась «вставочка» — ручка, кото­рую помнят еще те, кто учился в школе в шестидесятые, а в глубинке и в семидеся­тые годы. Канцелярские перья, надетые на крашеную деревянную палочку, можно встретить еще и сейчас, например, на не­которых почтах.

Каких только перьев не придумали за два последних столетия! Остроконечные и с за­гнутым носиком — канцелярские. Плакат­ные для художников, картографические для составления географических карт, нотные с двойным расщепом — для переписчиков нот. Перья в форме Эйфелевой башни, перья с портретами Наполеона и английской коро­левы. Существовали именные перья, украшенные гербами. Это, конечно, для знатных людей, у которых гербы имелись.

Однако нельзя сказать, что гусиное перо было самым древним пишущим приспособ­лением. В Древнем Египте, например, еще четыре с половиной тысячи лет назад поль­зовались каламом — заостренной тростни­ковой палочкой, которую обмакивали в чернила. Каламы не сохранились до наших дней, их не увидишь в музее, но зато до нас дошли подробные описания, как их изго­товляли и как ими пользовались.

У тех же египтян существовало и другое изобретение, его обнаружили в гробнице Ту- танхамона. Оно представляло собой свинцо­вую трубочку с заостренным концом. Внутрь трубочки вставляли тростинку, наполнен­ную темной жидкостью. Жидкость понемно­гу стекала к заостренному концу, и когда трубочкой водили по папирусу, на нем оста­вался четкий черный след. Это изобретение древних египтян просто-напросто было забы­то, и долгие века гусиное перо оставалось са­мым совершенным пишущим средством.

Категория: Истории Вещей | Добавил: braveahiles (09.08.2011)
Просмотров: 9706 | Комментарии: 1 | | Рейтинг: 5.0/2
Интересный материал? Поделитесь с друзьями:
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright Science Corp © 2017